13
Апрель

Золотые сапоги

Наша газета 12 января опубликовала письмо читателя из г. Долинска С. Осипчука «На сделку я не пошел». В нем автор поделился впечатлениями и тревогами в связи с призывом в ноябре 2006 года на военную службу двоих сыновей. К слову, как выяснилось позже, один из парней приходится ему племянником, но ребята росли и воспитывались с малых лет вместе, поэтому это не имеет принципиального значения. Так вот, юноши, и отец вместе с ними, были до последнего уверены в том, что их призовут в морскую пехоту или в другие элитные войска – так им сказал кто-то из призывной комиссии, вроде даже в личном деле было так записано. Кстати, эту уверенность никто не поколебал и позже, когда они находились в Южно-Сахалинске на сборном пункте. Всех ребят из тогдашнего долинского призыва оперативно отправили в войсковые части, а этих «придержали», потому что ожидалось, что 14 ноября должны были приехать «покупатели» из Владивостока и забрать их в войсковую часть морской пехоты… Но этого не случилось, парней направили в Хабаровск, в «неэлитные» войска…

Помимо того автор прямым текстом говорит о том, что перед самым призывом, 7 ноября, ему домой позвонил «какой-то посредник и предложил сделку: заплатить по 80 тыс. рублей за каждого (за двоих 160 тыс. рублей), и дети будут служить возле дома». У С. Осипчука и его хлопцев настрой изначально был однозначный – от военной службы не отлынивать, служить верой и правдой, как положено. К этому готовились и морально, и физически: ребята занимались боксом, не баловались алкоголем, куревом, не имели приводов в милицию. Словом, сомнительное предложение по телефону было отвергнуто с ходу. И далее, С. Осипчук поднимает этот вопрос с одной лишь целью – проинформировать военную прокуратуру о факте, который, как он продолжает настаивать и по сию пору, имел место быть.

Далее были затронуты и другие острые вопросы, так или иначе связанные с прохождением молодыми людьми военной службы по призыву.

Публикация вызвала резонанс, откликнулись и заинтересованные ведомства, и не менее заинтересованные рядовые земляки, у которых есть масса вопросов к военным.

В скором времени в редакцию поступил гневный отклик от облвоенкома Н. Стрельникова. Николай Георгиевич сообщил, что по поднятым в статье вопросам было проведено разбирательство и установлено, что письмо читателя не соответствует действительности и «напрашивается вывод, что все это выдумано с целью в очередной раз очернить работников военных комиссариатов».

Здесь уместно небольшое отступление. Уважаемый Н. Стрельников, ни автор письма, ни газета не настроены «кидать камни в огород» работников военкоматов. Речь идет о таинственном «посреднике», который, если верить С. Осипчуку, неплохо проинформирован насчет точной даты призыва, знает телефоны родителей призывников, и их самих знает поименно… О том, что такие «посредники» существуют, не раз сообщалось и в центральных, и в региональных СМИ, так что мы не открываем в этом случае Америку. Другое дело, что не так уж много бывает информационных поводов для публикаций насчет выявления этих самых законспирированных «посредников».

Впрочем, этот вопрос в компетенции другой инстанции – военной прокуратуры. Автор этих строк обратился к военному прокурору Южно-Сахалинского гарнизона подполковнику юстиции К. Рожкову с просьбой ответить на вопросы, в том числе и поступившие от читателей. Вот они.

Подтверждаются ли факты, изложенные в письме читателя С. Осипчука из Долинска (о странном предложении о сделке от «посредников» между ним и военкоматом, в частности)? Насколько актуальны сами вопросы, которые он поднимает, например, насчет возможности привлечения солдат-срочников в качестве рабсилы? Какая картина вырисовывается по итогам работы военной прокуратуры в 2006 году по таким направлениям, как: правонарушения и преступления по линии военкоматов; незаконное использование военнослужащих в качестве рабочей силы; незаконное использование военной техники; проявление криминала по отношению к гражданскому населению (и наоборот)? Как правильно действовать призывникам или их родителям в случае поступления к ним «странных» предложений о сделках от лиц, представляющихся сотрудниками военного ведомства? На каком этапе находится расследование по факту попытки нападения 29 января трех военнослужащих-срочников с автоматом на торговую точку в Хомутово? Как стало возможным хищение оружия? Это случай из ряда вон или были и прежде прецеденты?..

Недавно был получен официальный ответ. «Военной прокуратурой Южно-Сахалинского гарнизона проведена проверка по жалобе гражданина С. Осипчука, который в своем письме в редакцию газеты «Советский Сахалин», опубликованном 12 января 2007 г., указывал, что к нему обращались неизвестные лица с предложением за определенную сумму денег оставить его сыновей служить возле дома. В ходе проверки причастность к фактам, изложенным в статье, кого-либо из работников военного комиссариата г. Долинска не подтвердилась. При получении у гр-на Осипчука объяснений по существу жалобы каких-либо претензий по порядку прохождения службы его сыновьями он не высказывал.

В случае обращения к гражданам различных лиц с предложениями освободить от призыва, оставить для прохождения службы в конкретной воинской части и т. д. за деньги рекомендую ни в коем случае не соглашаться на такие предложения. При этом необходимо учитывать, что статьей 328 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность за уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы, влекущая наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет.

Если к гражданам поступают предложения об освобождении от призыва путем дачи взятки, необходимо незамедлительно сообщить об этом в органы ФСБ, внутренних дел, прокуратуру соответствующего города или района. Если же взятку требует работник военного комиссариата, об этом необходимо незамедлительно сообщить в военную прокуратуру Южно-Сахалинского гарнизона по телефону 42-47-48 или 42-33-10 или обратиться с письменным заявлением по адресу: г. Южно-Сахалинск, ул. Дзержинского, 30.

Необходимо знать, что если освобождение гражданина от призыва на военную службу произошло путем дачи взятки должностному лицу, то уголовной ответственности по ст.291 УК РФ подлежит и должностное лицо, получившее взятку, и сам гражданин, давший взятку. Максимальное наказание, предусмотренное за совершение данного преступления, составляет лишение свободы на срок до восьми лет.

В ходе надзорной деятельности военной прокуратурой выявляются факты незаконного привлечения военнослужащих к выполнению работ, не обусловленных исполнением обязанностей по военной службе.

В 2006 году военной прокуратурой гарнизона расследовано и направлено в суд 9 уголовных дел данной категории, по которым привлечены к уголовной ответственности 9 старших офицеров в воинских званиях от майора до полковника.

В связи с актуальностью данной темы по предложению военного прокурора Южно-Сахалинского гарнизона в декабре 2006 года прокурором Сахалинской области проведено координационное совещание правоохранительных органов области по вопросу предупреждения и пресечения незаконного использования военнослужащих и военной техники в гражданских организациях на территории области. Решением совещания определены пути и совместные меры, которые позволят предупреждать, выявлять и пресекать привлечение военнослужащих к работам, не обусловленным исполнением служебных обязанностей.

Жители области могут сообщать обо всех фактах незаконного использования военнослужащих или техники в военную прокуратуру гарнизона по указанным выше телефонам или на личном приеме.

Большую помощь в работе оказывает комитет солдатских матерей области, который возглавляет Л. Морозова. Военнослужащие и члены их семей, наряду с обращениями в военную прокуратуру гарнизона, обращаются и в этот комитет. При этом Л. Морозова незамедлительно информирует военного прокурора о ставших ей известными фактах нарушения прав военнослужащих, по которым оперативно проводятся прокурорские проверки.

В результате активного взаимодействия военной прокуратуры с органами внутренних дел области за последние годы удалось более чем в два раза сократить количество военнослужащих, находящихся в розыске за уклонение от военной службы».

«Что касается хищения оружия, которое имело место в январе 2007 года в одной из войсковых частей в Корсаковском районе, – пишет далее К. Рожков, – могу сообщить, что трое военнослужащих, похитивших оружие, установлены, а похищенное оружие изъято. В настоящее время всем предъявлены обвинения в хищении оружия и разбойном нападении, они содержатся в следственном изоляторе.

В ходе следствия установлено, что хищение оружия стало возможным ввиду ненадлежащего выполнения своих обязанностей военнослужащими караула, под охраной которых находилось хранилище с оружием, и отсутствия контроля за личным составом со стороны командования части. По результатам проверки все должностные лица части и вышестоящего штаба, виновные в допущенных нарушениях, привлечены к дисциплинарной ответственности. Приняты дополнительные меры по надлежащей организации караульной службы и охране хранилищ с оружием и боеприпасами не только в данной части, но и в других частях гарнизона. Это первый случай хищения оружия в Южно-Сахалинском гарнизоне за последние два года.

12 марта 2007 года мною с органами военной контрразведки, командованием частей гарнизона проведено координационное совещание, на котором определены дополнительные меры по предупреждению хищений оружия и боеприпасов».

P.S.

Чтобы окончательно расставить все точки над «i», мы позвонили в Долинск С. Осипчуку и поинтересовались «на всякий случай»: продолжает ли он настаивать на том, что тот самый звонок 7 ноября от таинственного «посредника» действительно был, и отчего так случилось, что по существу жалобы у него уже нет претензий к порядку прохождения службы его сыном и племянником? Сергей Васильевич рассказал, что от своих слов он не отказывается, все так и было, как написано. А примерно месяц назад ему домой снова позвонили – возможно, из Хабаровска. Мужской голос сообщил, что один из этих двух парней попал в весьма неприятную историю. Он якобы участвовал в избиении кого-то из сослуживцев, а сейчас находится в бегах. И теперь, дескать, чтобы «замять» это дело, нужно 50 тыс. рублей. С. Осипчук не растерялся, тут же перезвонил командованию части – выяснилось, что это ложь. Его парни в драке не участвовали и в бегах не находятся.

Насчет отсутствия претензий – все объясняется просто. Во-первых, буквально через несколько дней после опубликования письма С. Осипчука по центральному телевидению прошел сюжет о том, что и в морской пехоте далеко не все так благополучно насчет тех же неуставных отношений. А во-вторых, парни уже отслужили полгода – какой смысл их куда-то переводить…

Впрочем, пришлось столкнуться с одной проблемой: в части не оказалось двух пар сапог

47-го размера, только одна, и та «видавшая виды»… А без сапог – как службу нести? Пришлось родителю тут, на Сахалине, разыскивать не совсем стандартную солдатскую обувку и срочно откомандировать супругу в Хабаровск, чтобы доставила сапоги из рук в руки. Так что с учетом перелетов туда и обратно те сапоги можно назвать золотыми. Как говорится – нарочно не придумаешь!

Я. САФОНОВ.
«Советский Сахалин»