14
Июль

Отдай сына в армию и неси убытки

Зарплата долинской учительницы Т. Стульновой невелика – чуть больше 6 тысяч рублей, и сорок процентов этих денег Татьяна Федоровна вынуждена отдавать в уплату за жилье и коммунальные услуги. И это при том, что государство предоставляет ей субсидию. По закону расходы на оплату этих услуг не должны превышать 22 процентов семейного дохода, но закон писан на социальную норму жилой площади, а у Стульновой с недавнего времени образовались ее излишки, поскольку сына призвали на срочную армейскую службу.

До этого он учился, субсидия рассчитывалась и на него – и была, конечно, повесомей. Но когда Татьяна Федоровна принесла в отдел субсидий справку из воинской части, размер государственной помощи сократился. Ей объяснили, что сын считается временно отсутствующим и у нее теперь жилая площадь превышает социальную норму почти на 17 квадратных метров. И что на эти «лишние» метры субсидия не полагается.

– Позвольте, – пыталась спорить мать, – сын у меня не где-нибудь, а на государственной службе. Почему же государство меня еще и наказывает материально?

Как ни объясняли Татьяне Федоровне, она все равно осталась при мнении, что с ней поступили несправедливо и не может быть такого закона, который бы наказывал родителей, отдавших сыновей на службу в армию.

Но, как это ни прискорбно, такой закон есть.

Ведущий специалист областного департамента ТЭК и ЖКХ Н. Муравьева показала постановление правительства № 761 от 14 декабря 2005 года «О предоставлении субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг» и, в частности, его пятый пункт, которым руководствовались и долинские специалисты при расчете субсидии Т. Стульновой. В нем говорится: «В случае, если наниматели жилого помещения по договору найма в частном жилищном фонде, члены жилищного или жилищно-строительного кооператива, собственники жилого помещения проходят военную службу по призыву в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо осуждены к лишению свободы, либо признаны безвестно отсутствующими, либо умерли или объявлены умершими, либо находятся на принудительном лечении по решению суда, субсидии предоставляются членам их семей при условии, что данные члены семей продолжают постоянно проживать в ранее занимаемых совместно с этими гражданами жилых помещениях».

Написано так, что не всякий поймет, однако сами разработчики этого труда считают, что прописали все точно и четко, так полно охватили всевозможные жизненные ситуации граждан, что властям на местах уже ничего не надо додумывать – только исполнять. Наши читатели знают, что до 2004 года во всех населенных пунктах нашей области, как и в целом по стране, действовали комиссии по нестандартным ситуациям, которые разбирались со сложными житейскими случаями, мешающими людям получать помощь государства для оплаты жилья и коммунальных услуг. Потом эти комиссии были признаны нелегитимными. А жаль, ведь они многим оказывали поддержку.

Правда, по словам Н. Муравьевой, новое постановление не совсем лишило органы местного самоуправления самостоятельности, они имеют право принимать местные стандарты – вместо всех или отдельно действующих региональных. Например, изменить социальную норму жилой площади. Сделать нормой на одного человека не 33 квадратных метра, а все 50 – столько «квадратов» у Татьяны Федоровны. Однако за все изменения в таком случае понесет материальную ответственность местный бюджет. Так что вряд ли кто в районах решится на такой дорогой шаг.

– Неужели же мать, отправляя сына в армию, должна срочно менять двухкомнатную квартиру на однокомнатную? – недоумевает жительница Долинска.

Да, похоже, что другого пути государство ей сегодня не оставляет. Или теряй в субсидии, или избавляйся от «лишних» метров.

Я попыталась узнать в областном военном комиссариате, как там оценивают позицию государственной власти и не пытались ли заступиться за солдатских матерей. Военком Н. Стрельников ответил, что по таким вопросам у него нет права обращаться в правительство – они не касаются внутренней работы комиссариата. К тому же в военкомат и не было обращений по этому поводу.

В общем-то, конечно, выше постановления не прыгнешь. И вряд ли кто-то может изменить те его пункты, которые вызывают недоумение и даже возмущение. Ну как можно было объединить в одну группу людей, проходящих срочную службу в армии и отбывающих наказание за преступление – как это сделано в пятом пункте постановления о предоставлении субсидий, о котором идет речь? Однако же объединили и считают это справедливым.

Интересовалась я и в областной Думе: вправе ли наши депутаты выйти с предложениями о поправках в постановление. Но там сказали-отрезали: «Сколько уже инициатив отправлено нами наверх – все заморожены. Нет смысла даже пытаться».

Вот так нас приучают жить по средствам. Жмут бедного россиянина со всех сторон. У Татьяны Федоровны, таким образом, остается одна надежда на облегчение жизни – в конце года сын уволится в запас и вернется в родной дом.

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.
Советский Сахалин. 2006г