28
Сентябрь

«Черное золото» из русского моря

После нескольких десятилетий споров на продолговатый остров, расположенный в восьми часовых поясах от Москвы, начали поступать самые крупные иностранные инвестиции в российской истории. Аналитики надеются, что сахалинские проекты помогут увеличить объемы добычи углеводородов в стране и позволят в ближайшие десятилетия поставлять нефть и газ на испытывающие нехватку углеводородов мировые рынки.

Южно-Сахалинск, Россия. — Расположенный к северу от Японии и через Тихий океан от Калифорнии остров, долгое время остававшийся закрытым, вот-вот появится на мировой карте энергоносителей.

1 октября, через тридцать лет после открытия огромных запасов нефти и газа у одиноких берегов бывшей советской тюремной колонии, консорциум под предводительством ExxonMobil начнет качать 250 тыс. баррелей нефти в день с первых семи нефтяных и газовых скважин в Охотском море.

Это ознаменует начало массовой разработки морских запасов Сахалина, богатого энергоресурсами острова, который некоторые геологи несколько самоуверенно называют Норт-Слоупом этого десятилетия (Норт-Слоуп — одно из самых крупных месторождений в США, находится в штате Аляска — прим. пер.). Отметив, что в сентябре здесь с инспекцией новых богатств побывали несколько московских министров, Галина Павлова, директор департамента нефти и газа местной администрации, похвасталась: «Они считают Сахалин вторым Кувейтом».

Извлекаемые прибрежные запасы самого восточного из крупных островов России наносились на карту с 1970-х г.г. и сейчас оцениваются в 14 млрд. баррелей (чуть более 1% общемировых запасов) и 96 трлн. кубических футов газа. Если считать по данным 2004 г., то это объем, который США импортируют за 4 года и 28 лет соответственно, что составляет относительно небольшую долю потребления. Часть энергоносителей действительно будет направляться к берегам Америки.

После нескольких десятилетий споров на продолговатый остров, расположенный в восьми часовых поясах от Москвы, начали поступать самые крупные иностранные инвестиции в российской истории. Аналитики надеются, что сахалинские проекты помогут увеличить объемы добычи углеводородов в стране и позволят в ближайшие десятилетия поставлять нефть и газ на испытывающие нехватку углеводородов мировые рынки.

Недавнее замедление роста добычи в России и усиление контроля Кремля над энергетическим сектором вызвали обеспокоенность инвестиционным климатом в стране. Но поскольку значительная часть Ближнего Востока закрыта для иностранных нефтяников, Россия все еще может предложить очень привлекательные перспективы увеличения поставок нефти.

Консорциум, возглавляемый Exxon, инвестировал в свой проект 12,8 млрд. долларов, а вторая группа во главе с Royal Dutch Shell планирует потратить 20 млрд. долларов на добычу нефти и газа и строительство первого в России завода по производству сжиженного природного газа (СПГ).

«Это крупнейший интегрированный газовый проект в мире», — говорит Ате Виссер (Ate Visser), коммерческий директор инвестиционной компании Sakhalin Energy, основным акционером которой является Shell и на которую на острове работают 17 тыс. человек.

British Petroleum проводит разведывательные работы в третьем секторе. Еще девять морских секторов остаются фактически нетронутыми.

Сахалин обещает стать доходным бизнесом, на который возлагают огромные надежды в плане увеличения экономической мощи России. Компании полагают, что к 2005 г. он принесет московской казне 85 млрд. долларов от продажи нефти, арендной платы и налогов. Из них 45 млрд. придется на проект Shell и 40 млрд. — на Exxon.

Поскольку путь от Сахалина до Калифорнии танкер проделывает за 12 дней, это может побудить американцев в поиске нефти и газа обратить свои взоры на Россию. До сих пор эта страна, обладающая 6% разведанных мировых запасов нефти и 27% — газа, добывала энергоресурсы главным образом в своей западной части и поставляла их в Западную Европу.

Значительная часть ресурсов Сахалина пойдет в Китай, Японию и Южную Корею. Но недавно на севере Мексики началось строительство терминала, который будет принимать СПГ с Сахалина уже с лета 2008 г. Оттуда газ по трубопроводу будет направляться в Калифорнию.

Кроме того, к 2008 г. Shell и Exxon, вероятно, будут поставлять на рынки 550 тыс. баррелей нефти, направляя 10% всего «черного золота», добываемого в России, на международный наличный рынок через воды Тихого океана.

Начав с двух огромных морских буровых платформ на севере, Shell теперь строит два трубопровода длиной в 400 миль, один для нефти и другой для газа. Они будут проложены до Анивы — залива, расположенного в 90 милях к северо-востоку от Японии, где 7250 рабочих, треть из них иностранцы, возводят завод по производству СПГ стоимостью 2,5 млрд. долларов и глубоководный отгрузочный терминал.

К разочарованию Shell, ее газовый проект оказался самым большим в мире, частично из-за того, что его общая прогнозируемая десятилетняя стоимость в июле удвоилась и составила 20 млрд. долларов. Перерасход, похоже, вызван сложностями ведения бизнеса в России и слишком радужными расчетами, сделанными в 2003 г. с целью получить окончательное одобрение проекта российским правительством, которое будет конечным владельцем основной части нефти и газа после того, как месторождения начнут окупаться.

Shell, которой принадлежит 55% проекта, заявила, что перерасход вызван 25-процентным падением доллара относительно евро, растущей стоимостью труда в регионе в условиях экономического подъема, растущими ценами на сталь для трубопроводов и нефть, а также расходами на минимизацию вреда, наносимого популяции из 100 серых китов, которые находятся на грани исчезновения и каждое лето кормятся в зоне добычи Shell.

«Мы настаиваем на очень тщательном аудите, — так Павлова прокомментировала рост стоимости проекта. — Зимой мы будем регулярно встречаться с Shell.»

Англо-голландская компания объявила о перерасходе в размере 10 млрд. долларов в июле, всего через неделю после подписания соглашения об обмене активами с «Газпромом», российской государственной нефтяной монополией (так в тексте — прим. пер.). Обмен должен был позволить могущественному российскому партнеру присоединиться к проекту, в который до этого входили одни иностранцы. Но теперь две компании увязли в переговорах по подсчету разницы в цене, которую Shell должна уплатить «Газпрому» для уравнивания сделки, что вполне может продлиться и год.

«Нашим акционерам было непросто с этим смириться, — сказал Виссер, имея в виду миноритарных акционеров — японские компании Mitsui & Company (25%) и Mitsubishi Corporation (20%). — Но и для Shell это было непросто. Однако люди видят только одну сторону медали, то, что расходы удвоились, забывая, что цена на нефть тоже удвоилась».

Все более склоняясь к национализму, Россия ограничивает иностранные инвестиции в энергетические проекты, которые наиболее сложны технически, в основном морские и арктические. Российские государственные компании добывают здесь нефть из континентальных скважин с 1930-х г.г. Но после сокращения объемов добычи Россия обратилась к более опытным иностранцам за помощью в ведении работ на морских месторождениях.

«Сначала России от иностранных компаний были нужны технологии и деньги», — говорит Уильям Динти Миллер (William Dinty Miller), старший вице-президент «BP Сахалин». Но поскольку валютные запасы России в эпоху, когда цены на нефть превышают 70 долларов за баррель, растут очень быстро, он добавляет: «Теперь денежные соображения отошли в сторону».

Несмотря на разногласия, работы на заводе СПГ продолжаются. Недавно из иллюминатора коммерческого самолета уже можно было наблюдать желтую траншею для нефте- и газопроводов, направляющуюся от столицы острова на юг.

В настоящий момент идет строительство двух технологических линий промысловой подготовки газа, которые доведут мощность завода до 9,6 млн. тонн в год. Во всем мире есть только один завод сравнимого размера — катарский Quatargas-2, который к концу 2007 г. должен производить 15.6 млн. тонн СПГ. Сахалинский завод допускает увеличение мощности на треть. Одним из будущих источников сырья будут месторождения, добычу на которых Exxon начинает 1 октября. Их запасы оцениваются в 2,3 млрд. баррелей нефти и 17,1 трлн. кубических футов газа. Углеводороды будут добываться из семи скважин, пробуренных установкой «Ястреб» Exxon, и транспортироваться по существующей российской системе трубопроводов.

Наземная буровая установка позволяет бурить скважины на расстоянии до семи миль от берега. Это минимизирует влияние на окружающую среду и сокращает количество необходимых морских платформ, что очень хорошо, так как регион известен своими арктическими холодными фронтами, приходящими из Сибири.

12 сентября президент «Exxon-Neftegas Ltd.» Стивен Терни (Stephen Terni) суммировал ситуацию для российских и американских сотрудников компании в типичном техасском стиле прошлого, который теперь оказался перенесенным на энергетическую границу России: «Наземная установка «Ястреб» — это самая большая и мощная буровая установка из всех когда-либо построенных».

«The New York Times», США