23
Апрель

Шельфовая лихорадка.

Поведение подрядчиков на шельфовых объектах обретает черты колониальной политики.

Когда в редакцию обратилась группа рабочих одной строительной компании с материка, мы сначала отказывались им верить. Но проведя собственное расследование, не только получили подтверждение изложенных фактов, но и увидели, что аналогичная ситуация складывается и в других компаниях, прибывших на Сахалин для работы на объектах сахалинского шельфа.

Причем ни в одной фирме руководство не пошло на контакт с прессой, а сами рабочие согласились говорить только при условии полной анонимности. Мы обещали сделать все, чтобы их не смогли «вычислить». Поэтому приведенное ниже интервью так сказать, сборное, однако описанные в нем проблемы характерны практически для всех субподрядных компаний. Исключение составляют сахалинские фирмы, участвующие в шельфовых проектах, хотя и у них не все гладко.

Мы попали в кабалу.

- Наша фирма, как сказали начальники, выиграла тендер на строительство объекта в Пригородном. Первая партия рабочих приехала на Сахалин в сентябре 2003 года. Перед командировкой все получили хорошую предоплату по полторы тысячи долларов. И еще пятьсот долларов осталось в фирме «замороженными». Нам сказали, что мы их получим по возвращении, когда закончится контракт. Но если контракт будет нарушен работником по семейным обстоятельствам, по собственному желанию или же работодатель уволит его за пьянку или нарушение дисциплины, — тогда эти деньги пойдут на оплату проезда.

- Какую зарплату вам обещали?

- Начальник обещал тысячу долларов в месяц. Но это когда мы были на окладе, а сейчас перевели на сдельщину и работы не дают…

Первая группа приехала в сентябре и работала в основном на базе, на самой стройке мало что успели сделать были проблемы со с снабжением. Не согласовали требования по технике безопасности: мы работали как дома, японцы же требовали свое, приходилось перестраиваться (Генеральный подрядчик строительства завода по сжижению газа японская компания CTSD М.Б.).

Бытовые условия были … сложными. Поселили нас в цехе, где раньше не то сети шили, не то лодки делали. Народу было как в консервной банке. Двухэтажные кровати, сваренные из металла, шириной 82 сантиметра. Один матрац, один комплект белья. Больше семидесяти человек ночевало! И на всех два туалета и один разбрызгиватель в душе…

Стирка твои проблемы! На всю толпу одна стиральная машина, да и та скоро сломалась.

Осенью грязь, сырость. Под дождем вымокнешь, а сушилки нет, утром опять надеваешь сырую одежду.

- К работе вас сразу допустили?

- Да. Аудит только прошли, по-нашему технику безопасности. Смешные такие вопросы были, для первоклассника. Поэтому проблем не было чистая формальность.

Работали без выходных, в любую погоду. Да и нам резону вякать не было предоплату-то получили, поэтому два месяца ее отрабатывали.

Весь световой день проводили под открытым небом. Осень, дожди промокали до трусов. Кто-то еще на высоте работал, а там еще и ветер. Но начальство лишь пару раз за все время из-за дождя останавливало работы и отправляло нас на базу. Все время мы должны были проводить на площадке, даже если работы нет. Теплушки, чтобы обогреться, не было, даже горячего чая не было.

- А как питались?

- Безобразно. Кормили много, но настолько невкусно, что у многих обострились желудочные заболевания. Я сам не видел, но ребята, которые приехали первыми, рассказывали, что в салатах даже черви попадались.

Отдельный рассказ- как нас возили на работу. Грузовик с тентом, без лавок. Людей набивалось битком, и все равно мест не хватало. Машина совершала два- три рейса. Подъем в шесть утра, тут же завтрак и сидишь, ждешь, когда тебя увезут на площадку. Обратно точно так же: час- два ждешь, пока привезут. Возвращались уже в темноте.

Обедали прямо на площадке, но столовую сделали на скорую руку и маленькую, сразу всех не покормишь, поэтому и тут приходилось ждать. Иногда между обедом и ужином проходило семь часов…

Мы жаловались руководству, но все было впустую. Только к Новому году расширили столовую, и стало полегче.

- Как и когда отдыхали?

- Это когда администрация пожелает. Скажем, приходит воскресенье, мы спрашиваем: «Завтра отдыхать будем?». Ответ: «Все узнаете!»

наступает воскресенье, мы в шесть поднимается, завтракаем, собираемся на работу, и тут нам говорят: «Сегодня выходной!». А почему это нельзя было сказать накануне?! Люди бы день спланировали…

8 Марта мы работали, в Рождество работали, 7 ноября — работали, на выборы в Госдуму работали. Только на выборах президента отвезли нас на избирательный участок, чтобы мы проголосовали.

- Так что с оплатой?

- Сначала сидели на тарифе, и простои нас не очень волновали, но когда перевели на сдельную оплату, как-то вдруг стало заметно, что мы много простаиваем. Мы говорим: дайте материал, дайте инструменты! А нету! отвечают. Некоторые вообще на работу перестали ходить просто нечего там делать.

Я не знаю точно всех графиков, но, похоже, наша фирма совала все, что можно, и теперь японцы будут искать другого подрядчика.

- Так сколько вы зарабатываете?

- Этого не знает никто. Обещали по тысячи долларов, но на словах. И сейчас начальство вроде как не отказывается от этих слов, но денег мы не получаем. Сначала отработали аванс, но прошло два месяца и все равно ничего не дали. Только авансы. Всего за пять месяцев выдали три раза по пять тысяч.

И только в начале апреля выдали январскую зарплату. Так и то выдали, потому что иностранцы разнюхали, что нам деньги не платят. Стали, видимо, задавать вопросы, вот наше начальство и испугалось.

Полного расчета за сахалинскую командировку не получили и те, кто уже на материк вернулся. Отработали здесь по полгода, получили кроме аванса еще по 15 тысяч рублей и все.

- А как на счет качества строительства?

- А как вы думаете? С каким настроем мы идем на работу? Тут и другая проблема: из-за нехватки материалов и инструментов мы вынуждены нарушать технологию строительства. И как это скажется в будущем, никто не знает…

- И что, за вами никто не следит?

- Почему же? Контролируют, но все равно уследить не могут.

- А вы бы возмутились, отказались работать, если нарушается технология?

- А Каму это надо? Мы здесь деньги зарабатываем!

- Все выдержали такие условия жизни и работы?

- Нет, конечно! Нагрузка-то бешеная. Работал у нас парень, чуть больше двадцати лет, так у него сердце не выдержало. Пришлось возвращаться. А что говорить о людях в возрасте? Больше трети, наверное, бросили все и вернулись домой.

У меня давление, так я здесь пью лекарств больше, чем дома. И не потому , что условия такие плохие, я к ним уже привык не могу вынести, как начальство обращается с людьми. Мы для них быдло! В кабале настоящей находимся…

- Кстати, а как решаются проблемы со здоровьем?

- Дома нам сказали, что сделали всем страховые полисы, но здесь оказалось, что с этими бумажками только в туалет можно сходить.

В тех условиях, в которых мы жили и работали осенью и зимой, многие болели. Но нужно было несколько дней ходить с температурой на работу, чтобы начальство поверило тебе и отправило на прием к врачу.

Если зуб заболел, то приходилось занимать у ребят деньги и идти лечить. Удалить зуб 500 рублей. А денег-то у нас не было! Поэтому мы даже за плату к врачу сходить не могли.

Кто-то от отчаяния просто уходил с работы. Мокрый, больной! Так тут же вопрос: «А куда пошел? Работай!».

- Многие уезжали?

- А мы и уехать не могли денег-то ни у кого не было! Кроме этого, нас предупредили, что в случае самовольного отъезда мы не получим ни копейки.

Дело в том, что подтвердить обещанный нам заработок в тысячу долларов невозможно. Обещали то на словах! Нам дали подписать какие-то бумажки, но все их подмахнули, не читая. Сами контракты на руки не выдали. Позже выяснили: оказывается , в контракте сказано, что фирма гарантирует в месяц не менее одного минимального размера оплаты труда. А один МРОТ это 600 рублей.

Несколько человек, не выдержав условий работы, уехали домой. Им ничего не заплатили, и они пошли в суд. Так в суде выяснилось, что они не только ничего не получат, но еще и должный фирме! Ведь перед командировкой каждый получил по 45 тысяч рублей. А зарабатывал, оказывается, всего по 600 рублей в месяц!

- А кто вам обещал тысячу долларов?

- Генеральный директор. Он встречался с каждой группой и прямо говорил: «Будите получать не менее тысячи долларов». Многие ради этих денег и устраивались на работу. Бросали насиженные места и ехали на Сахалин.

- Рассчитывали за полгода получить по шесть тысяч долларов?

- Да, рассчитывали… Но пока кроме авансов ничего не получили. И очень боимся, что вернемся без денег. По крайне мере, те, кто уже вернулся, до сих пор не могут их получить.

Сифилис, СПИД + неизвестные вирусы.

Сахалинцы уже знают о том, что в компании «Тайгер-Амур» в том же пригородном 25 человек получили тяжелое пищевое отравление. В другой компании были обнаружены завшивленные рабочие, еще в одной руководство пыталось скрыть работника с подозрением на туберкулез.

- Мы даже не знаем, откуда к нам приезжают эти люди! Не знаем, к чему нам готовится, какой «гостинец» могут привезти, — говорит главный врач Корсаковской центральной районной больницы Алла Любимова. Мы несколько раз обращались в компанию CTSD с предложением наладить контакты, но ответа не получили. И даже случай с «Тайгер-Амур» не сдвинул дело с мертвой точки. А ведь сейчас к нам едут люди не только со всей России, но из-за границы. Часть из них не обследована, часть не имеют страховых полисов. Граждане из ближнего зарубежья вообще не имеют медицинского сопровождения…

- Самое страшное, что ни заказчики, ни генеральные подрядчики, ни субподрядчики не желают иметь с нами дела! продолжает заместитель главврача Корсаковской ЦРБ Василий Чепкий. — А ведь в Пригородном идут очень большие работы. Эксплуатируется тяжелая техника, складируются ГСМ. В любой момент там может произойти техногенная авария, в том числе с массовыми жертвами. Но до сих пор не отработаны схемы взаимодействия не только с медиками, но и с пожарными, ГО и ЧС, милицией и другими службами. Как они собираются осуществлять помощь пострадавшим, не знает никто!

Месяца четыре назад там уже произошла автомобильная авария, и к нам поступило девять человек. Но это девять человек, а не девяносто! Их мы смогли принять, а если пострадавших будет больше? Насколько нам известно, сейчас в Пригородном занято уже около полутора тысяч человек, через год будет около шести тысяч!

Мы государственное учреждение и обязаны оказывать экстренную помощь в любом случае. Однако наши ресурсы рассчитаны на 46 - 47 тысяч человек населения. И если численность растет, то мы должны знать, насколько, и соответственно иметь под это ресурсы. А мы не имеем никакой информации.

- Вы обследуете рабочих, приезжающих на Сахалин?

- Нет. Может, это делает кто-то другой, не знаем. Мы находимся в совершенно диком режиме отсутствия информации! Только из посторонних источников узнали, что на площадке в Пригородном есть медпункт. Но на каком основании он существует, кто его курирует, какими мощностями обладает, что там за специалисты неизвестно!.

- Но рабочие, с которыми мы беседовали, говорят, что их никто не обслуживает?

- Вполне возможно. Как я уже сказал, полисов у них нет, какие-то компании заключили с нами договора, по которым они ничего не платят, пока к нам не попадет их сотрудник. Только после этого мы выставляем счета. Так вот, пролечили мы за год достаточно много пациентов, но оплатили нам только один счет. А ведь случаи были очень непростые например, попал к нам мужчина, которому в пьяной драке повредили глаз. Глазное яблоко пришлось удалить. Так мы три месяца искали компанию, в которой он работал! На его лечение больница потратила более 120 тысяч рублей! Но счет нам оплатить отказались…

- Сейчас на трассе работает огромное количество автомашин а кто проверяет водителей перед выездом на алкоголь в крови?

- Мы не знаем.

- У вас есть данные о травматизме на строительстве завода СПГ?

- Вообще, такую статистику мы ведем, но по СПГ данных практически нет. Дело в том, что фирмы, в которых случаются производственные травмы, платят огромные штрафы. Поэтому работников инструктируют надлежащим образом: главное, чтобы об этом не узнали посторонние…

- Какие болезни привезли с собой рабочие, приехавшие строить СПГ?

- Сифилис привезли, ВИЧ привезли. Причем эти люди только случайно попали в поле нашего зрения. Чем и в какой степени болеют приезжие мы не знаем. Только обрывочные сведения.

- А как повлияло на здоровье населения района появление стольких приезжих?

- Еще рано говорить о картине в целом прошло не слишком много времени. Но с начала массового приезда на стройку в Корсаковском районе и Южно-Сахалинске резко выросло число заболевших пневмониями. Не совсем обычными пневмониями! И было это в нетипичное для пневмонии время…

увеличилось количество травм, в том числе автодорожных. Выросла смертность в целом. Больше стало смертей среди трудоспособного населения. Участились криминальные причины смерти в прошлом году вне дома или больницы погибло 20 процентов всех умерших. Это очень высокий показатель!

Что еще ждет Сахалин? Этого не знает никто…

Этап крушения мифов?

Сахалинцы уже свыклись с мыслью о том, что шельф это хорошие заработки. Однако уже первый опыт показывает, что все не так просто. Например, почему в компаниях, работающих на этих объектах, все чаще стали задерживать зарплату?

По информации самих строителей, компании регулярно получают средства за выполненную работу. Вот только расположены эти компании, как правило, далеко от Сахалина, и на остров деньги не всегда поступают вовремя и в полном объеме.

Усложняет ситуацию и длинная цепочки генподрядчиков и субподрядчиков.

Например, заказчиком строительства СПГ в Пригородном является компания «Сахалинская энергия». Конкурс на строительство этого объекта выиграла японская компании CTSD. Она, в свою очередь, объявила конкурс, который выиграла российская компания «Трансстрой». «Трансстрой» тоже провел несколько конкурсов, и теперь у него свои субподрядчики. А у каждого из них свои партнеры и так далее… Возникла гигантская цепь, в которой даже специалисту разобраться сложно, а постороннему — невозможно.

И, естественно, каждому из подрядчиков- посредников нужно «отстегнуть» его долю. В итоге до непосредственных исполнителей и рабочих в том числе доходит малая толика.

А это сказывается на качестве и сроках работ. Надежды на «длинный» шельфовый рубль не оправдались. По нашей информации, субподрядчики из-за низкой оплаты труда уже потеряли часть квалифицированных кадров. Попытались набрать из местных, но местные себе цену знают и за ТАКИЕ места не держатся. Поэтому на стройплощадках все чаще стали появляться люди из стран бывшего СССР, которые полулегально, а порой и нелегально приезжают на Сахалин: таджики, казахи, узбеки, украинцы, молдаване… Перебиваются они случайными заработками и готовы работать за унизительно низкую плату.

Сведения о зарплате строго засекречены, но, по данным нашего опроса, на самой площадке СПГ в Пригородном зарплата у рабочих колеблется от 7 до 20 тысяч рублей за 15- дневную смену. На первый взгляд, кажется не так плохо. Но, во-первых, продолжительность рабочего дня 12-14 часов. А во-вторых, следующие 15 дней смена не работает (вахтовый режим: 15 через 15), и заработок раскладывается на месяц.

Квалифицированные сварщики получают 14-18 тысяч рублей в месяц. Примерно такие же ставки у рабочих на севере острова, но не более 28 тысяч рублей в месяц.

В целом на шельфовых объектах, по наблюдению самих работников, идет ОБЩЕЕ СНИЖЕНИЕ ЗАРПЛАТЫ по сравнению с началом 2003 года.

Появились сведения о том, что даже с комплекса «Витязь», ведущего добычу нефти в Охотском море, люди стали уходить. Объясняют они это снижением уровня обслуживания, вахтовым методом работы и … более выгодными предложениями, поступающими от береговых компаний.

Итак, на глазах разрушается еще один миф о том, что благодаря шельфу в области будут созданы тысячи рабочих мест и сахалинцы будут обеспечены высокими заработками. Да, рабочие места создаются, и их количество растет, но занимают их толпы приезжих. И отнюдь не по тому, что у них выше квалификация. Просто эти люди в полном соответствии с вековыми принципами колониальной политики готовы работать за самую низкую зарплату, они не требуют социальных льгот и, соответственно, обходятся работодателям значительно дешевле.

Сейчас на объектах шельфа распространяется практика заключения контрактов с рабочими на ОДИН МЕСЯЦ. С наиболее квалифицированными заключают трехмесячные контракты. Это значит, что в 2008 году, когда строительство будет завершено (по крайней мере, так заявляют компании операторы), тысячи людей, хлынувших в область из разных точек планеты, разом потеряют работу. Компании уже не будут нести за них ответственность и хорошо еще, если работодатели отправят их назад…

Михаил Бугаев («Свободный Сахалин» №17, 22.04.2004)